27/04/2017   Москва: 14:09   Пермь: 16:09 Пермь:     Москва:     Санкт-Петербург: www.dp.perm.ru
На главную   |   Сделать стартовой   |   Добавить в избранное   |   RSS
Телеком плюс новый

Истины нет - есть мнения
Деловое Прикамье - форум-газета предпринимателей Пермского края
Политика
Обзоры СМИ
Экономика
Новости компаний и организаций
Полезно прочесть
Культура
Социум
Финансы
Спорт
Форум
Архив
Правопорядок
Образование
Досуг

Продолжение темы: Блеск и нищета журналиста

Фото:
По поводу лекции Игоря Свинаренко
Со своим коллегой по профессии Игорем Свинаренко познакомиться лично мне не довелось: хотя мы с ним ровесники, орбиты наши – и в апогее, и в перигее - оказались очень разными. Но запись его выступления в Киеве под названием «Блеск и нищета журналистики» (см. раздел «Полезно прочесть», иначе будет непонятно), несмотря на то, что в чем блеск, а в чем – нищета, прояснено как-то не очень, я разместил на нашем сайте совсем не случайно: оно созвучно и моему профессиональному опыту, задевая, бередя, заставляя соглашаться, но при этом и возражать. И, надеюсь, мои возражения тоже кому-то покажутся небезынтересными.


Кочки сидения

Возможно, различие наших точек зрения определилось различием «кочек сидения». В чем эти различия?

Начнем с того, что журналистских «академиев» в лице журфака МГУ я, в отличие от Свинаренко, не кончал. «Не жалею, не зову, не плачу»: до наступления того времени, когда появилась возможность, пусть с бою, пусть дрожащим голосом, но все же высказать то, что думаешь сам, а не то, что предписано кем-то, я и представить себя не мог журналистом. Тем более, что в 80-е относился к числу тех, кто «имеет права» и возможность наблюдать за журналистами и тогдашней журналистикой.

Права эти были, сразу скажу, практически номинальными, не партийными даже, а комсомольскими. Но это ведь как себя поставишь. И если тебя, простого обкомовского инструктора, куратора районной комсомольской организации, первый секретарь райкома партии, лично сидя за рулем, везет как единственного гостя на собрание партийной (!) организации совхоза по чисто производственной теме, то это совершенно прозрачный сигнал всем партийным начальникам района. Который они «обсосут» не позднее, чем за неделю, и сделают вполне очевидные для себя выводы.

И ведь не потому везет, что «стука» боится – не тот уровень, а потому, что этот куратор несколькими часами раньше открывает ногой дверь в кабинет хозяина района и устраивает ему скандал: почему это с ним, куратором, не согласовали, видите ли,  сегодняшний перевод комсомольского секретаря района на партийную работу?

А ведь кому бы и в голову могло прийти что-то согласовывать в рамках «партийного руководства комсомолом»?

Множить такого рода примеры не буду, поскольку речь сейчас не о том. Навспоминаю еще, когда случай представится.

Гордился ли я этим? Не без того, хотя как-то фоном, больше ответственность ощущал, поскольку был внутри этой системы управления. Но вот ведь и Игорь Свинаренко тоже гордился, хотя был и «без прав». И без особой, честно скажем, ответственности: дали задание - отписался, да и с плеч долой. Для него это было чужим изначально. Мало того, в 1980-82 годах, по окончании МГУ, еще и работал в подпольном издательстве (антисоветская и религиозная литература, см. Википедию). Но вот ведь - и он гордился своей причастностью к чему-то важному, сверх-повседнедневному, к дружеским попойкам и туризму за казенный счет несводимому. 

Его неприятие ленинского определения газеты, как коллективного пропагандиста, агитатора и организатора, я полностью разделяю. Здесь кстати вспомнить (боюсь перегрузить вас воспоминаниями, но ведь иногда они и поучительны), как я в качестве представителя обкома ВЛКСМ на комсомольском собрании в школе, кажется, где-то на Крохалевке, привел эту формулу, как пример типичной полуистины, характерной для «старика Крупского», особенно в пылу полемики.

Видели бы вы наполненные ужасом глаза классного руководителя!  Но возразить директору той школы, которая обучала кадры, начиная  от секретарей первичек и до вторых секретарей горкомов и райкомов включительно для Пермской, Кировской областей и Удмуртии (первых секретарей обучал уже ЦК) не решилась.

Вот только Свинаренко, похоже, забыл (или не обратил внимания), что Ленин относил сказанное именно к партийным газетам. Это потом, когда непартийных газет уже не осталось, его формула автоматом была распространена на все. И я на том собрании говорил о неприменимости ленинского определения к непартийным газетам,   которые должны думать об интересах своих читателей, а не интересах парткома. 

Но не только поэтому не все из сказанного Свином я разделяю (видимо, это дружеская кличка, поскольку именно так назвал его в своем блоге Борис Немцов, предваряя и расхваливая взятое Свинаренкой у него интервью).

Так, информация о надоях, намолотах и прочих показателях была той информацией, в которой нуждались многие жившие и работавшие в то время – она служила точкой отсчета в тогдашней системе координат. Она была для того времени аналогом информации, которую сейчас, как рассказывает сам же Свинаренко, дает людям, занимающимся экономикой, то же РБК-ТВ.

Но советская информация – «преступна, мерзка, отвратительна», а постсоветская РБК – «качественная журналистика».

Ты не Сидоров-кассир, ты танкист!

Журналистка ли Анна Политковская? Для Свинаренко, скорее, нет. Не может же отчитываться перед журналистом (индивидуализированной ипостасью общественного мнения, знания) руководитель целого региона! Да и погибла она, как солдат, как правозащитник, а не как журналист.

А как гибнут журналисты? Как шоферы в дорожной аварии; как шахтеры в оборвавшемся лифте или при негаданном взрыве метана; как вертолетчики при падении вертолета где-нибудь на Чукотке (так погиб один из бывших журналистов «Звезды»); как добровольные заложники чеченских бандитов – вместо женщин и детей (так, одного из моих сотрудников спас лишь отказ летчиков в Первомайском выполнить приказ на уничтожение автобусов с добровольными заложниками); как мой товарищ Валера Дементьев, вооруженный блокнотом и украденным у него позднее диктофоном, убитый армянскими боевиками в Карабахе при передвижении воинской колонны…

Валера Дементьев - тоже не журналист? Но он давал взгляд и той, и другой стороны, не становясь ни на чью сторону, как, вроде бы, и положено «настоящей» журналистике.

Я сам обманываться рад

А разве не «камлание», по Свинаренко, журнальная публицистика (в собственном смысле слова «журналистика», если на то пошло, а не «газетчина» или «репортерщина») послениколаевской эпохи – об униженных и оскорбленных, о задачах общественного развития?

Вот после путча – это, конечно, «настоящая» журналистика. Описывая стрелки бандитов или доходы путан (ранее – закрытые темы), или сопровождая президентские выборы 1996 года, СМИ непременно давали, как минимум, две версии, мнение оппозиции – в обязательном порядке. Вы ведь это хорошо помните, правда? Ничего личного, «Не дай Бог!», - сугубая непредвзятая отстраненность.

Да, забыл о главном, что, согласно Свинаренко, и ознаменовало приход "настоящей" журналистики: в системе подцензурности всех абсолютно СМИ один только «Коммерсант» выходил помимо печати инспектора Главлита.

Слава Яковлеву! Только какому именно – Владимиру или Александру Николаевичу, члену Политбюро по идеологии, который один только (кроме генсека, разумеется) мог своей властью создать бесцензурную площадку? Образно говоря, поставить в условия цензуры, профессионального ограничения, саму цензуру - Главлит.

Николай I вызвался быть личным цензором Пушкина. Значит ли это, что для Пушкина цензура исчезла?

Александр Яковлев, подобно Николаю I, де-факто стал цензором «Коммерсанта». В том смысле, что в «Коммерсанте» под прикрытием различных версий (Эзоп многому мог бы поучиться у бывших советских журналистов) безраздельно царил один идеологический тренд - либеральный. Несмотря на то, что с плюрализмом тогда все носились как с писаной торбой. 

Это – момент реальной политической борьбы. Но - увы и ах! - это еще не «настоящая» журналистика. И последующие события, последующее самовырождение такой журналистики это подтвердили.

Но бойся единственно только того, кто скажет: я знаю, как надо

Свинаренко, правда, причину перерождения видит не в журналистах - «наивно обманувшихся лохах», таких же, как и он сам. Это народишко подкачал; не зря его коммунисты в узде держали. А продажные журналисты или нет – это, оказывается, и не важно. Штирлиц, вон, с фюрером целовался, а Горбачева с кремлевскими старперами минеральные коктейли пила. И это, конечно же, не было с их стороны «кристально чистым служением народу». Но все же ведь в чем-то и они пригодились реке событий.

Для чего эти пассажи?

А чтобы не кинули в меня камень те, кто и сам не без греха. А кто не без греха? Все, кроме Карапетяна, не герои, и журналист – такой же. Ремесло это такое - не геройское. Сегодня журналист целует Ельцина и Березовского, завтра – Путина и Абрамовича… Ничего, может, чем он еще и пригодится. Поэтому если бы не целующий власти народ, то качественная журналистика в России давно бы процветала.

Но, поскольку народ не удался, и в качественно целующей воров и проходимцев журналистике не нуждается, то и не надо – «гуляй в мое воспоминанье»! Это только поэт в России – больше, чем поэт. Это только юродивый думает о какой-то профессиональной миссии, о сохранении нравственных критериев профессии в период безвременья и бесстыдства.

Не парьтесь! Берите пример со Свинаренко, который, в отличие от многих других, знает, как надо – или уматывай из профессии или целуйся хоть с дьяволом. Кому какое дело?

Пастыря найдет паства

Так что же такое качественная журналистика? Вот в Америке все по правилам, с версиями, без «личности» (личного отношения журналиста-информатора к происходящему), а скучно. Для американцев - качественно, а для российского журналиста Свинаренко – некачественно, поскольку непереносимо скучно. В России же – все не по правилам, наперекосяк, зато не скучно.

Так для кого же или для чего журналистика – для читателя или для учебника, для сборника правил?

Эту тему Свинаренко тоже обходит. Вопрос непрост и многосоставен, что и говорить. Но мне думается, что некачественна та журналистика, которая не попадает в свою аудиторию, как бы она ни была мала. Аудитория конкретного СМИ зависит не только от его собственных усилий, но и многих изменяющихся общественных обстоятельств: сегодня - секта, завтра - Церковь, если воспользоваться "теорминологией". И если СМИ погонится за искусственным расширением своей аудитории, то либо начнет терять свое качество, размывать его, либо - менять это качество с учетом новообретаемых его потребителей. 

Увы, мои рассуждения здесь входят в противоречие с аксиомами бытия современной журналистики. И, поскольку Игорь Свинаренко тоже не стал входить в эту малознакомую, кажется, для него проблематику, остановлюсь и я.

Речь-то ведь изначально заводилась не о бизнесе, а о профессии. Не о способах существования, но о смысле его.  

Объявление

Ищу записи музыки пермского ВИА  «Рифы» (конец 1960-х – начало 1970-х гг.) на любом  носителе. Тел. 298-75-11

Автор:

    Александр Петухов

Петухов Александр Леонидович Родился в 1956 г. в г. Перми (Молотов), окончил исторический факультет ПГУ. Доктор философии (h.c.), профессор АБОП. Служил в пограничных войсках, затем работал тренером по пулевой стрельбе. С 1981 года – комсомольский работник. С 1989 года – в журналистике, руководил газетами «Молодая гвардия», «Милостивые государи», «Местное время», «Пермские новости», «Деловое Прикамье», журналом «Этажи Перми». Был помощником народного депутата РСФСР - члена Верховного Совета РФ, советником главы Администрации Коми-Пермяцкого автономного округа, помощником члена Совета Федерации РФ и депутата Законодательного собрания Пермской области. Первая публикация – рассказ «Я делаю елочные игрушки» (журнал «Пионер», № 12, 1970). Подробнее »
ФОРУМ / ГОРЯЧАЯ ТЕМА

Дороги, дороги

82 сообщений / Высказать мнение »
СВЕЖИЙ НОМЕР

ОБРАЗОВАНИЕ

Образовательные программы для бизнеса
АНОНС НОМЕРА

ФОТОРЕПОРТАЖИ

Все фоторепортажи

ГОЛОСОВАНИЕ

Говорят, что после президентских выборов произойдет двукратное повышение цен на бензин. Что вы в этом случае предпримете?

 
 
 
 
 
 
 





614000, г. Пермь, ул. Краснова, 24
Для корреспонденции: moderator.dpperm@gmail.com;
614000, г. Пермь-100, а\я 4145, ИП Яковлев Ю.Н.
Руководитель проекта: Петухов Александр Леонидович, +79223465680
Редактор: Ярошенко Владимир Евгеньевич, +79223465660